четверг, 27 апреля 2017 г.

Весенняя фотопрогулка в Царицыно

Приглашаю Вас на небольшую фотопрогулку по весеннему Царицыно.


Про Царицыно я уже неоднократно рассказывал, но в этот раз мы выбрали другой маршрут.
Пошли  вдоль Оранжерейных прудов, устроенных при помощи запруд в овраге, охватывающем Большой Царицынский Дворец с востока и севера. Первый из них появился в середине XVIII века, еще два – в начале XIX века. Задача у них была чисто утилитарная – обеспечение оранжерейного хозяйства водой.

Сейчас Оранжерейные  пруды сухие, но летом видимо их наполняют, потому что лично видел когда-то,  как через одну из плотин текла вода.
Оранжереи закрыли в 1860 году, несмотря на то, что они приносили неплохой доход. Пруды, соответственно, сначала живописно заросли, а потом и вовсе превратились в болота.
И оранжереи, и Оранжерейные пруды воссозданы в ходе большой реставрации Царицынского парка в начале нашего века.
Ну а дальше мы по Оранжерейному мосту, мимо  Хлебного дома,

обошли воссозданный большой Царицынский Дворец




и вернулись к оврагу.
А вон и Большой Царицынский мост, к которому я, собственно, и хотел попасть.

Но сначала всего два слова про Оранжерейный мост и Хлебный дом.
Хлебный дом начал строить Баженов, а закончил Матвей Казаков в 1788 году. Хлебным его называли в XIX веке из-за размещённых на парадных фасадах лепных украшений в виде каравая и солонки. Первоначально предполагалось здесь разместить кухонные службы для обслуживания Дворца, но Дворец, как известно, не сложился, поэтому кухонный корпус пустился во все тяжкие. И чего здесь только не было, а в советские годы вплоть  до 1970 года – коммунальные квартиры.
Оранжерейный мост появился в начале XIX века опять же для обслуживания оранжерей. Проект выдержан в общей стилистике Дворцового комплекса, хоть последний к тому времени уже уверенно переходил в стадию руин. Но парк-то дворцовый существовал и прекрасно справлялся с ролью излюбленного места отдыха благородной публики.
И так, Большой Царицынский мост. Сейчас трудно поверить, но до 1975 года этот мост использовался по прямому назначению: он был частью Царицынское шоссе.  Движение по мосту прекратилось, когда проложили Новоцарицынскую дорогу. А сдал мост в эксплуатацию Баженов в 1784 году.
Я впервые увидел его в конце 80-х годов прошлого века. Дело было поздней  осенью, а может ранней весной: деревья голые стояли. Не помню, почему мы оказались в этой части парка, который парком тогда назвать можно было весьма условно.  Помню, что продирались с супругой по дну оврага, сплошь заросшего ивняком, и вдруг среди ветвей увидели узнаваемую красную кирпичную кладку с белыми баженовскими узорами. Мы даже подумали, что каким-то образом вышли к Большому Дворцу. А когда поняли, что это нечто другое, я испытал чувство, которое наверное испытывает путешественник, обнаруживший давно утерянную реликвию. ставшую легендой.
По официальным данным реставрация Большого Царицынского моста началась в 1985 году, но мы тогда следов какой бы то ни было деятельности не обнаружили.
Зато сейчас, после реставрации и расчистки оврага, мост великолепен.
Давайте вместе полюбуемся им и на этом завершим небольшую фотопрогулку по Царицынскому парку.



пятница, 21 апреля 2017 г.

Странная усадьба Покровское-Стрешнево

Усадьба Покровское-Стрешнево/3673959_2 (700x393, 84Kb)
Усадьба Покровское-Стрешнево/3673959_3 (700x393, 75Kb)
Усадьба Покровское-Стрешнево/3673959_5 (700x393, 99Kb)
Вопросы появились сразу. Поэтому нарушая сюжетную линию, сразу же выложу ответы.
Тот вид усадьбы Покровское-Стрешнево, который частично дошел до нас, сформировался в конце XIX века, когда последняя её владелица, Евгения Федоровна Шаховская-Глебова-Стрешнева задумала превратить родовую усадьбу в некое подобие сказочного средневекового замка. Благо, заработанных непосильным трудом средств ей хватало на содержание виллы и яхты в Италии, личного железнодорожного вагона-салона для поездок на юга, поэтому постройка стилизованной крепостной стены вокруг господской части усадьбы и пристройка к дому флигелей  в виде замковых башен, стало еще одним подтверждением того, что жизнь удалась.
Усадьба Покровское-Стрешнево/3673959_4 (700x393, 74Kb)
Усадьба Покровское-Стрешнево/3673959_6 (700x393, 59Kb)
Ну ладно: драматическая стилизация фото – это авторская фантазия. На самом деле, день был яркий, первый солнечный и теплый день весны.
Усадьба Покровское-Стрешнево/3673959_8 (700x393, 44Kb)
Но давайте заглянем подальше в прошлое. Жизнь начала удаваться  в 1626 году, когда представительнице второразрядного боярского рода, воспитывавшейся в семье родственников, Евдокии Стрешневой подфартило удачно выйти замуж, да не за кого-нибудь, а за Михаила Романова, первого русского царя из династии Романовых. Подфартило в прямом смысле, так как Евдокия ехала на смотрины в качестве подружки одной из невест-претенденток.
Естественно, что с тех пор все Стрешневы стали знатным боярским родом со всеми вытекающими отсюда преференциями.
Как бы то ни было, троюродный брат (или что-то типа того) венценосной Евдокии, Родион, в 1664 году прикупил землицы с деревенькой Покровское и церковью Покрова Святой Богородицы при ней. Он же выкопал (понятно – не собственноручно) пруды в верховьях речки Чернушки для разведения рыбки.
 Кстати этот Родион служил четырём первым царям из династии Романовых, а с конца 1670-х гг. стал воспитателем («дядькой») царевича Петра Алексеевича, впоследствии Первого.
Как родовое поместье, Покровское-Стрешнево начинает развиваться при его внуке, Петре Ивановиче Стрешневе, особенно после его выхода в отставку в 1762 году. Он перестроил церковь в стиле барокко, построил первый каменный господский дом.
Далее мы опять встречаемся с нашей знакомой по Знаменскому-Райку Елизаветой Стрешневой, его дочерью, по мужу Глебовой. После смерти мужа в 1799 году она вернулась в Покровское-Стрешнево и стала здесь наводить свои порядки, в хорошем смысле. По свидетельству современников, делала она это властно и даже деспотично.
Вместо старого дома в 1803-06 гг. был построен новый трехэтажный, в стиле ампир, к которому примыкал сад с прудами, появилось шесть оранжерей.
Усадьба Покровское-Стрешнево/3673959_9 (700x393, 87Kb)
Усадьба Покровское-Стрешнево. Оранжерея/3673959_10 (700x393, 77Kb)
Елизавета Петровна продолжает усердно хранить семейные реликвии: родство Стрешневых с правящим домом стало родовым культом. В 1803 году после смерти двоюродного брата Глебовой, мужская линия Стрешневых пресеклась, и она добилась от Александра I права называться со всем своим потомством Глебовыми-Стрешневыми.
Этими же соображениями руководствовалась и последняя хозяйка усадьбы, поэтому фамилия стала уже тройной: Шаховская-Глебова-Стрешнева, княгиня. Потом в стране произошли радикальные изменения, и процесс прервался.
Продолжение здесь